Konesil Последнее обновление:3 ноября 2021 г. 19:32

— Техника «Пустой стул» поможет тебе, если ты не можешь поговорить с человеком лично или меня не будет рядом, а выговориться захочется. В чем суть: ты ставишь напротив себя стул и представляешь определенного человека. Да, возможно будет первое время неловко, но ты должна сказать этому «человеку» все, что хочется, о чем думаешь. Понимаешь? — говорит тридцатипятилетняя женщина юной Виктории, та внимательно вникает в каждое сказанное слово и на это кивает головой. — Мы с тобой уже хорошо поработали, думаю, ты сама это замечаешь и… я должна сказать, что меня переводят в Сан-Ремо по работе, это наша последняя встреча, Вик, — говорит шатенка, а та широко раскрыв глаза просто смотрит на нее.

 

Затем отводит взгляд в сторону от собеседницы, осматривает светлые стены и мебель кабинета, который уже стал слишком знакомым и даже родным. После смерти матери девушки было слишком сложно все это принять и пережить, не забывая про наступающие экзамены и музыкальную группу, что стала заметнее популярнее не только в городе, но и более широкой области. Конечно, друзья были рядом и всегда поддерживали, но у них самих проблем в это время появилось не меньше, она все понимала. К тому же, нельзя было не заметить, что ей требовалась помощь специалиста, который знает, что сказать, чтобы стало легче. Только почему-то Виктории это казалось постыдным, ведь в самое сложное время для всех она должна быть особенно сильной, а это выражало её поражение. Поэтому каждый раз уходя на прием, родным врала о репетициях, а друзьям про появившиеся домашние дела. За ложь ей было меньше стыдно, но всякий раз опускала голову, когда кто-то хвалил её за силы на преодоление трудностей.

 

Сейчас, когда она пришла на студию раньше всех, как никогда кстати вспомнились слова психолога. Она виделась с ней в последний раз на фестивале в том городе, куда она и уехала. Это была очень неожиданная встреча, но такая приятная, ведь лишь она являлась человеком, который знал о проблемах и чувствах девушки, но точно никому бы их не выдал, несмотря на то, как сильно на пользу пошло бы ей это. Тогда София пришла на их выступление и поздравила Викторию и всю группу с победой. Да, пришлось их познакомить, только басистка не стала подробно рассказывать о ней, а парням воодушевленным победой этого и не надо было. Блондинка плакала в тот день слишком много от переполняющих эмоций и тогда психологиня ей вновь помогла с этим справиться, ибо нахлынувший адреналин приказывал делать вещи, о которых точно потом придется жалеть или же наоборот. Почему-то она жалела, что не сказала чего-то важного другу, не сделала желаемого, от этого присутствовало неудовлетворение и разочарование в себе, хоть подсознание и шептало о правильности решения.

 

Стоя в темной, от задвинутых ночных штор, комнате, Виктория не спешила делать обыденные, ритуальные вещи. Она давно не приходила первая, поэтому решила воспользоваться этим. Тихо подошла и села на диван, напротив любимого кресла Дамиано, вспоминая все моменты проведенные им на этом месте.

 

***

 

— Вик, подай микро, мне лень подниматься, здесь слишком удобно, — говорит он, когда все ждут его для репетиции, а парень в нежелании вставать.

 

— Конечно, больше ничего не надо? — усмехается она и подходит к нему, тянет его на себя за руку, но тот перехватывает. В итоге девушка чуть ли не падает на Дамиано и у нее это вышло бы, если бы не мешающая гитара.

 

***

 

Виктория смеется, вернувшись из магазина с Томасом, ведь видит, как два друга уснули ожидая их. Итан занял диван, развалившись так, что кому-то сесть рядом даже с края просто нереально, а Давид спал в забавной позе на кресле. Они не могли не сфотографировать их, поэтому сделав пару снимков, один из которых сразу же улетел в инстаграм группы, они и сами посмеются с себя, когда увидят это. Сразу принялись будить их для обеда.

 

— Эй, просыпайся! — умиляясь его виду, немного потрепала плечо парня Виктория. — Тот поморщился, открывая глаза, а затем на его лице появилась еще большая тень недовольства, ведь по всей видимости спать в таком положении было не очень удобно.

 

— Подъем! — крикнул Томас для Итана так, что подскочили все, переводя на него внимание, но тот, как ни в чем не бывало стал выкладывать купленные продукты на стол.

 

— Моя спина… — простонал Дамиано, в затем обратился к Итану, — ты мне сегодня будешь ее растирать мазью, иначе из-за тебя завтра на выступлении я умру, — сказал он, а тот хоть и закатил глаза, но согласился помочь другу. Опустим описание того, с какой ревностью Виктория наблюдала за этой картиной.

 

***

 

Виктория смотрела на кресло, словно и правда видела там его, кажется эта практика работает. Эмоции вновь сдавали, поэтому желание заплакать накатило слишком неожиданно, что заставило ее поднять глаза вверх и глубоко вдохнув носом, медленно выдохнуть через рот.

 

— София, знали бы вы, как мне не хватает сейчас ваших советов и поддержки, — говорит она тихо, это и правда кажется странным, сидя в тишине разговаривать с собой, представлять кого-то, но сейчас бы ей хотелось поговорить для начала с ней. — Мне интересно, а у вас все получается по этим законам или вы до этого не доводите? А может у вас просто не было таких ситуаций, как у меня? Нет, это не поможет, — она опустила голову в отчаянии, но спустя минуту молчания, снова заговорила, ведь это единственный вариант, а значит нужно попробовать, к тому же, он ничего не менял в худшую сторону, следовательно, не мог навредить.

 

— Я хочу попробовать вас отпустить. Вы мне в то время заменяли мамину поддержку, даже какую-то заботу, я бы не справилась без вас, но сейчас вас нет рядом и… Мне обидно, что вы меня оставили, но я искренне надеюсь, что у вас все хорошо, — на последних словах Виктория заплакала, вспоминая, как тогда рыдала, что та уезжает и даже не пришла провожать её, хотя она предлагала. Было слишком больно отпускать близкого человека. Блондинка искренне к ней привязалась, но понимала, что для той она всего-лишь работа и каждая её проблема это плюс к бюджету психолога. Басистка пыталась найти настоящего друга в том, кто им быть не должен. Вик боялась рассказывать о своем ужасном состоянии друзьям, хоть и доверяла им, пыталась казаться независимой. Был единственный раз, когда она показала это Дамиано.

 

***

 

Это было через неделю после уезда Софии. Виктория часто чувствовала себя одинокой, ни с кем не общалась и закрывалась в комнате. В один момент она вдруг вспомнила о сестре, с которой за все это время даже не здоровалась, поэтому решила сходить к ней в комнату и извиниться за свое поведение. Как думала та, она все понимает, поэтому не тревожит её, дает время прийти в себя, ведь сейчас в семье тяжело всем. Но все оказалось намного хуже, чем можно было предположить.

 

Виктория стучится в дверь комнаты сестры и сразу же без разрешения заходит.

 

— Привет, — говорит она и видит как брюнетка копошится, что-то убирает под одеяло. — Можно? — девушка в ответ кивает и тогда только сестра заходить дальше, садится на кровать рядом. — Я знаю, что тебе сложно, прости, что оставила тебя без поддержки, — та лишь слушает и смотрит на нее, басистка не знает, что делать дальше, поэтому тянется обнять ее, между ними много расстояния, поэтому Виктория хочет сесть ближе, но это не удается из-за одеяла, которое лежит между сестрами. Старшая убирает его в сторону, но замечает, что под ним что-то находится. Поднимая его обнаруживает интересные и опасные предметы. — Это что? — говорит Виктория, рассматривая… лекарства? И шприцы. Другая опустила виновато голову. — Почему ты молчишь? — уже на более серьезный тон переходила Вик, понимая, что все это не просто так. — Объясняй сейчас же, что все это значит?! — встал с кровати крикнула она и от злости бросила все содержимое на пол, от чего ампулы со звуком разбились.

 

Брюнетка молча сидела, говорить было нечего. Когда Виктория совсем не выдержала от неё игнорирования, решила все же убедиться в своих мыслях, поэтому подойдя к сестре, закатила рукава её кофты, обнаружив следы от уколов. Она не знала, что можно сказать на это, просто шокировано посмотрела на неё. Неужели блондинка и правда так увлеклась своими проблемами, что забыв на какое-то время о ней, вынудила прибегнуть к такому. Они смотрели друг другу в глаза и если одна не понимала стоит ли оправдываться, то другая не знала, стоит винить в произошедшем себя или её беспомощность. А что же делать теперь дальше? На глазах старшей стали наворачиваться слёзы и чтобы та не видела их, вышла из ее комнаты, напоследок сказав:

 

— Ты под домашним арестом, дура!

 

Вик и вовсе вышла из дома, направляясь в единственное свободное место на данный момент, где она могла побыть одна наедине со своими мыслями — студия.

 

Девушка прибежала туда в слезах и даже не заметила, что дверь была открыта, просто обрадовалась данному факту, ведь не пришлось возиться с замком. Закрыв глаза руками, села на пол, давая волю эмоциям. Она плакала ничего не замечая, пока не ощутила прикосновение к плечу, которое привело в сознание.

 

— Малыш, что случилось? — ласково спросил Дамиано, которому было лень идти домой после репетиции. Он смотрел на неё грустными глазами, ведь знал, что она слишком сильная для слез по пустякам.

 

— Ника, — сквозь слёзы сказала Виктория, захлебываясь от сбитого дыхания и солёной жидкости.

 

Сложно было продолжать отвечать, пусть парень и боялся причинить ей боль чрезмерными прикосновениями, девушке нужна была поддержка, поэтому она ухватилась за него, крепко обняв и плача уже уткнувшись в грудь Давида. Он никогда не видел подругу в таком состоянии, поэтому чувствовал большую ответственность за неё. Хотелось помочь, успокоить и даже взять часть страданий на себя, хоть парень и не до конца понимал случившееся, знал, что ее надо успокоить. Позже она обязательно все объяснит, потом всё станет, как прежде. Хоть Дамиано и будет трепетнее и бережнее относиться к ней, Виктория будет вести себя, словно ничего не произошло. Ей так надо, поэтому он должен поддерживать это, как бы печально то не было.

 

***

 

— Вы говорили, что нам нельзя быть вместе, но как убить чувства к человеку, которого видишь каждый день? А как отпустить человека, который умер, но которого любишь? Как можно говорить о любви в прошедшем времени? Она же никуда не уходит, — шёпотом говорила Виктория, сквозь слёзы, обращаясь то ли к невидимому психологу, то ли к себе, то ли к несправедливому миру. — Мамочка… — говорила через силу басистка. — Я так люблю его, что мне делать, мам? Почему ты меня не слышишь?! Если бы ты была тут, я бы тебе точно обо всем рассказала, только тебе… — теперь это больше было похоже на истерику. Она смотрела на это место, которое мастер и плакала. Все образы близких людей в голове смазались и хотелось лишь не чувствовать боль, которую причиняла Вик, по сути, сама себе.

 

— А мне? Может мне стоило рассказать обо всем? — внезапно в комнате включается свет и ей приходится повернуться к человеку, перед этим наспех избавившись от слез на лице.

 

— Ты все слышал, черт… — сказала она и опустила голову, вновь заплакав, ощущая себя слишком маленькой в этом злом мире.

 

— Хватит бегать от обстоятельств, Виктория, — сел он рядом, беря ее руки, что все это время закрывали лицо в свои, смотря на неё и пытаясь улыбнуться. — Только не отпускай меня, пожалуйста, — шёпотом сказал он, наблюдая за ее реакцией. Девушке было неловко, радостно и одновременно хотелось плакать от того, что он все понял. Она не знала, что нужно делать в таких ситуациях.

 

— С какого момента ты все слышал? — решила уточнить свои предположения басистка.

 

— Могла изначально разговаривать со мной, а не ходить к Софии. Но усложнять же намного интереснее, да? — решил шуточно отчитать её Дамиано, но ей хотелось просто спокойствия и Виктория наконец-то убедилась, что один необдуманный и спонтанный поступок может кардинально изменить жизнь, конечно в её случае, к лучшему. Только почему-то она стыдилась этого, а поэтому еще больше расплакалась, уткнувшись в его плечо. — Эй, успокойся, я же не осуждаю свои чувства, наоборот. Знаешь, это такой бред, Вик, скрывать все. Ради чего? Разобрались бы изначально и жили бы долго и счастливо, а так столько времени потеряли… — успокаивал девушку вокалист и на эти слова девушка подняла наконец свои глаза на него. Она пыталась понять, правильно ли понимает его слова, но его умиротворенная улыбка говорила все за Давида.

 

— Но… Мы все наверстаем, верно? — шмыгая носом, спросила Виктория, почему-то успокаивал факт, что кто-то знает о ее проблемах и не приходится тянуть все на своих плечах, она искренно надеялась на его поддержку. Да, он не подведет, он не может иначе. Все предыдущие волнения, которые ей надо было отпустить ещё пару лет назад, сейчас отступили на другой план, ведь волновала открытая тайна, что скрывала она от парня долгое время.

 

— Все будет хорошо, — по правде говоря Дамиано не сильно умел успокаивать, особенно во время таких сумбурных ситуаций, когда вот-вот должны прийти друзья для будущей репетиции. Он вытирал пальцами его слёзы и радовался тому мелочи, что Виктория было без макияжа, а значит о произошедшем выдавали только её красные глаза. — Я с тобой, — прошептал Дамиано, приобнимая её за плечи, понимая, что состояние девушки не особо улучшилось.

 

И тут сбылись его опасения. Ручка двери дернулась, уведомляя ребят о том, что теперь они не одни в студии. От неожиданности Виктория вздрогнула, а в помещение зашёл Итан, те приняли решение расслабиться и оставаться в практически прежнем положении, чтобы тот ничего не заподозрил.

 

— Привет, — сказал барабанщик, двое сказали то же самое. Дамиано встал с дивана, пересаживаясь в свое любимое кресло, улыбаясь блондинке. — Ждём Томаса? — спросила очевидный вопрос он, чтобы заполнить тишину.

 

— Да, — сказала девушка. Давид в это время дал ей руку, Виктория не понимала, что он хочет, но ответила ему тем же. Тогда парень потянул её на себя, заставляя подниматься с места, наконец пришло осознания, что требуется от неё и басистка села на его колени, кладя ноги на подлокотник. Как же давно они не сидели в таком положении, надо признать, оба скучали по этому моменту.

 

— Поговорим обо всем вечером, — Дамиано прошептал так, чтобы слышала только она, на что Виктория еле заметно кивнула.

 

Идиллию «парочки на кресле» пришлось нарушить, когда пришел Томас. Всем пришлось подняться со своим мест и начать репетицию.

    `
  • Konesil

    Еще никто не написал комментий, будьте первым!

Пару слов от автора

  • Konesil

    Автор устал и пьет чай с печеньками

  • admin 2 ноября 2021 г. 10:37
© copyright All rights reserved by FanfCLUB 2021