Konesil Последнее обновление:11 июня 2022 г. 17:54

День клонился к вечеру. За окном медленно темнело. Красивый закат над городом сменялся сумерками. Дамиано бы вышел прогуляться по ночным улицам, если бы не ждал дома Джорджию, если бы это не навевало на него грустные мысли, если бы темнота не поглощала в свои страшные пучины. Если бы. Он мог придумать много причин, чтобы не делать этого, но вот хлопнула входная дверь и он ждал, когда в комнату кто-то войдёт. Нет никаких сомнений, что это девушка. Ему было лень идти и встречать её, поэтому парень принял режим ожидания.

 

— Привет, — только и сказала она, оглядывая его и подходя к большому белому шкафу с одеждой, открывая его. — Как съездили? — спросила брюнетка, чтобы не было той самой неловкой тишины и, конечно же, из вежливости.

 

— Нормально, — если бы Джорджия была внимательнее, то знала, что он никогда так не отвечает. Дамиано не говорит так равнодушно и кратко.

 

Обычно это происходит более эмоционально, с ярким описанием весёлых событий. Ему слишком не хотелось вспоминать эту поездку. Наверное, те дни хорошо запомнились только фанатам, а исполнители хотели бы их вычеркнуть из своей памяти, в частности, Дамиано и Виктория. К приходу Джо, парень успел замечательно отдохнуть и отвлечься, и теперь был готов нежиться с ней в кровати весь оставшийся вечер, а может быть и ночь. Таким образом он хотел проверить насколько прав оказался Итан, но его планам не суждено было сбыться, так как у девушки были ещё дела, что заставляло парня невольно обидеться и в глубине души в чем-то разочароваться.

 

— Чем будем заниматься? — спросил он, пытаясь перевести тему, лишь бы не говорить о прошедших днях. Лёжа на огромной двухспальной кровати с мятыми белыми простынями, Дами любовался моделью, которая переодевалась при нём. Немногим выпадает шанс такое узреть, но он уже не был уверен, что рад этому.

 

— Мне надо снять рекламный ролик, — вздохнув сказала девушка, перебирая платья из своего гардероба, прикладывая их к себе, пытаясь понять, какое лучше будет смотреть на ней. Брюнет нехотя встал с мягкого матраца и подошёл к ней со спины, глядя на Джорджию через зеркало, которое было перед ними на шкафу и простиралось до самого пола.

 

— Ты не устала? — медленно убирая её волосы с бока в сторону, чтобы оголить шею, спросил Дамиано. От прикосновений его горячих пальцев по коже, у девушки пробежали мурашки и она вновь вздохнула, только уже не так устало и вымотанно, а скорее расслабленно, но затем собралась и немного отстранившись, чтобы не отпугнуть его, сказала:

 

— Есть слово "надо", — серьезно ответила она, Дамиано в этот момент словно выпал из реальности, ведь в голове проскользнул, а если быть точнее, то полностью накрыл момент из не так давнего прошлого. Связанный с этим фрагмент будто стал для сравнения с нынешним, но поняв, что это отвратительно — сравнивать, просто отошёл от неё к окну, поддаваясь воспоминаниям. Парень глядел на ночной город просто для вида, ведь в голове мелькали счастливые эпизоды, которые он бы хотел вновь пережить.

 

***

 

Закончился очередной концерт группы Måneskin. Первая половина команды отправилась отмечать это событие в бар, остальная, как назвали их Томас с Итаном, старики, пошли в номер отдыхать, потому как, несмотря на то, что день был веселый, при этом он был достаточно тяжелый. Им хотелось побыть в тишине и, желательно, не стоя. Поэтому, как только парень с девушкой переступили порог светлой комнаты, в которую хотели попасть последнее время, Виктория сразу двинулась к кровати, по пути отбрасывая такие ненавистные и неудобные туфли на каблуках. Дамиано стоял в проходе и наблюдал за её радостными действиями, сложа руки на груди и опершись о стену, улыбался.

 

— Наконец-то… — простонала она, ложась «звездочкой» на кровать и на некоторое время замолчала. Дамиано посчитал это плохим признаком, ведь в таком положении, а именно лицом в одеяло поступает очень мало воздуха. Он подошел ближе к ней и, во всей видимости, услышав его шаги, она продолжила говорить, перевернувшись на спину и смотря на него, стоящего над ней: — Ноги болят…

 

— Оно того стоило… — воскликнул парень, широко и искренне улыбаясь, затем он протянул ей две руки, тем самым предлагая встать, хоть девушка и была уставшая, но не могла отказать ему и решила довериться, протягивая ладоши вперед, ухватываясь за его. Давид потянул её на себя, чтобы не накладывать на нее большой груз при подъеме. Сделав пару шагов назад, оба оказались друг напротив друга. Каждый смотрел в глаза другого, пытаясь в них найти ответ на вопрос или же утонуть, неизвестно. Они были счастливы, определенно.

 

Им хотелось запечатлеть этот момент в памяти до каждой секунды, до каждого незначительного вздоха и взгляда. Ему хотелось заключить её в свои большие и теплые объятия, а ей в свою очередь погрузиться в них и никогда не возвращаться в мир, где нет его. Первый признак влюбленности — идеализация, второй — привязанность. Словно почувствовав позыв друг друга, они схватились каждый за противостоящего, как бы банально не звучало, но будто другой человек является спасательным кругом. У обоих в голове до сих пор играл собственный трек, они начали качаться из стороны в сторону, так спокойно, ведь после обильных движений на сцене, сейчас не хотелось чего-то сложного и громкого. Просто друг для друга, чтобы это ассоциировалось именно с этим и ничем больше.

 

— Не хочу верить в то, что когда-то это закончится… — сказала Виктория, прекрасно понимая, что завтра они поедут домой и все возобновится по кругу, тогда ей почему-то не казалось запрещённым и таким ужасным все происходящее.

 

— Мы такие красивые, Вик, — ответил Дамиано, когда они предстали перед зеркалом, проигнорировав её слова, ведь и сам не хотел об этом думать. Уж слишком хорошо им сейчас. Они посмотрели в отражение, увидев двух звёзд такими, как их никто больше не видел и не знал. Все в тех же концертных костюмах, но вместе в обнимку, пара выглядела медвежатами, сбежавшими из цирка, а не рок-звездами. Их это устраивало, а значит всё более, чем идеально. 

 

— Хочу, чтобы нас такими кто-то запечатлил, — прошептал он, словно они пара, живущая вместе на протяжении нескольких лет (а разве это не так?).

 

— Давай запечатлим нас такими в своей памяти? — также шёпотом спросила Виктория и он только улыбнулся ей, смотря на лицо девушки в зеркале, не желая прекращать контакт, обнял ещё сильнее, вдыхая цветочный аромат её шампуня, зарывая нос в светлые волосы девушки.

 

***

 

Дамиано стало не по себе от мысли, что он сравнивает Викторию с Джорджией. Да и было ли это сравнением? Скорее внезапный флешбек. Он смотрел в даль с умным видом и думал… Вовсе ни о чем не думал. Просто делал вид, чтобы она его не попросила помочь с камерой или чем-то ещё, как это иногда происходило. Да, некрасиво, но в данный момент можно было позволить такой эгоизм.

 

— Дами, ты стоишь возле лампы и загораживаешь мне свет, — неожиданно послышался голос, на который обернулся парень, словно та его испугала. Хотя никто не говорит, что это не так. Посмотрев, он обнаружил девушку в новом образе и с телефоном в руках. Камера сегодня не понадобилась, как хорошо. Парень улыбнулся ей, или же этой мысли, и отошёл в сторону. Почему нельзя было выбрать другую комнату или же другое место, зачем надо прогонять его из-за одного несчастного светильника, который ни на что не влиял?

 

В голове вновь появилась мысль, что заставила его взять свой телефон и открыть галерею, а вместе с тем и воспоминания. Он лег на кровать, чтобы не мешать модели, а затем и вовсе ушел на кухню, слыша напоследок ворчание за созданный шум. С их отношениями в последнее время явно происходит что-то не то.

 

Дамиано часто находил в своей галереи новые фотографии.

 

Первый раз это произошло совершенно случайно, когда он в самолёте решил просмотреть сохраненные снимки, которые прислал фотограф с их концерта. Обнаружив в папке неизвестные кадры, он был уверен, что знал, кто их автор. Ведь только одному человеку дозволено было в тот день видеть его ранним утром через стеклянную стену, стоящим, курящим на балконе. Тогда был настолько прекрасный рассвет, что он заставил проснуться абсолютно всех, но никто не сознавался в своем бодрствовании, желая подать наедине с собой.

 

Второй раз он уже проверял телефон на наличие новых файлов и был рад увидеть их снова.

 

Только теперь он видел себя, сидящего за письменным столом с листом бумаги и ручкой. Тогда муза над ним знатно издевалась, заставляя просыпаться даже ночью от новых идей во снах. Надо признать, фотографии получались хорошими, качественными, но такими, что он не хотел ни с кем ими делиться, считая их своими и ничьими больше.

 

Однажды, Дамиано решил поймать «тайного» фотографа с поличным. Поэтому одним ранним утром, когда ему вновь не спалось, он в один момент поднялся с кровати, что везде стояла в разных местах, так как происходило это всегда в новых городах. Тогда он увидел Викторию такой, как никогда раньше. Она смотрела на него такими жалостливыми и полными восхищения глазами… Ему никогда не представлялось видеть такой взгляд. Она молча положила телефон парня на прикроватную тумбочку и отвернулась, будто собиралась спать дальше. Тогда Дамиано лёг рядом, обнимая девушку как можно сильнее, но аккуратно, прошептав еле слышное «спасибо».

 

Как же сильно ему хотелось сейчас окунуться в одно из воспоминаний… Его раздражало то, что происходит сейчас, хотелось исчезнуть из этого места. Поэтому Давид не придумал ничего лучше, кроме как пойти обратно в спальню и погрузиться в сон, в надежде, что ему приснится что-то достойное его мыслей.

 

***

 

Новый день — новая музыка. А чтобы ещё и утро у Дамиано было хорошее, ему требуется отправиться к друзьям. Спросонья никогда сейчас нет желания разговаривать о чем-либо, поэтому с недовольной миной он совершает водные процедуры, завтракает оставшимися оладьями и, пока не проснулась Джорджия, отправляется на студию, где, как он уверен, уже собрались друзья. Парень идёт быстрыми шагами и мельком успевает заметить прекрасный вид утреннего Рима. Как и в любое другое время суток, он — красивый город!

 

Вот уже виднеется здание, до которого парень чуть ли не бежит, а останавливается только перед самой дверью, ведь от ее прочности можно травмироваться, что однажды и произошло. Поэтому теперь он и решает перестраховаться. Мало кто знал, что таится за большой железной дверью: что все хиты, которые слушает весь мир, записываются именно там. В этом же месте проходили и самые уютные вечера, что многие семьи такой дружности позавидовали бы. Из-за этого Дамиано и спешил попасть в свою «Нарнию».

 

— Всем привет! — поздоровался он и взгляд сразу перешёл на Викторию, которая лежала на диване спиной ко всем подогнув ноги. Посмотрев на парней, что ответили ему лишь взглядом и продолжили заниматься своими делами, он взглянул на экран блокировки телефона, а точнее, на число. — Шоколад с чаем или пончики с кофе? — спросил вокалист, не снимая верхнюю одежду, ведь ему вновь предстояло покинуть помещение.

 

— Первое, — ответила Виктория, не поворачиваясь лицом. Кажется, между ними невольно произошло перемирие, а такой ответ был знаком.

 

Это все правда, что шоколад улучшает настроение, потому именно им заваливал Дамиано Викторию в школе, когда она была злая или просто недовольная. Но если девушка была в хорошем расположении духа, то они ели пончики, запивая её любимым кофе. Давид старался всячески её поддерживать.

 

Парня одолевало невероятное желание помочь ей, ведь сейчас выпала возможность ещё и загладить вину за сказанные в самолёте необдуманные слова. Он и сам не заметил, как за довольно небольшое количество времени посетил все ближайшие магазины в поисках лучшего для неё, но по итогу набрал два пакета… всего, в надежде, что хоть что-то да пригодится, или просто понравится. Прошло буквально пол часа, но вернувшись, он увидел, как девушка теперь сидела, закутавшись в плед. Рядом сидел Итан, с которым они о чем-то смеялись. Томас сидел в кресле и сам по себе перебирал струны гитары. Кажется, сегодня настроиться на работу будет крайне сложно. Стоя в проходе, он наблюдал и улыбался ситуации, которая происходила сейчас, понимая, что именно этого и желал он, сидя вчера вечером на кухне.

 

— Прости меня! — кинулась на него Виктория, убрав плед и быстро поднявшись с дивана, чему брюнет был удивлен. Остальные двое перевели на них внимание. Парням всегда нравилось наблюдать за своими друзьями. Их отношения были для них неким сериалом, в котором поневоле иногда приходилось участвовать и им самим.

 

Вот она — черта, что Дамиано любил и одновременно нет — перемена настроения. Радовало одно — эта способность была временной.

 

На душе стало тепло от её объятий, но он не мог сделать то же самое в ответ, так как руки были заняты пакетами, поэтому Дамиано ждал, когда она сама поймет это и, конечно же, наслаждался моментом. Но это не могло длиться вечно. Девушка отпустила его из своей хватки, но теперь встала напротив, и смотрела в глаза с улыбкой, которая излучала доброту и самое лучшее, что могло сконцентрироваться в ней из этого мира. Почему раньше, будучи дома, он не понимал, что имеет такую ценность. Не дорожил этим, не берёг, а сейчас… Если бы он подумал об этом раньше, чем она… что было бы тогда?

 

Ему хотелось ответить на подаренное тепло, и так называемый "первый шаг". Вместо того, чтобы протянуть ей пакеты с вкусняшками, он прильнул губами к её, оставив такой мимолётный поцелуй, что раздался звонким чмоком по студии. Вот так просто это было сделать. Мир не рухнул, никто не осудил за это. Лишь когда он вернулся в исходное положение, то понял содеянное, но старался не показывать свое удивление на собственное действие, видя её реакцию – точно такую же, какая была у него внутри. Он просто улыбнулся, будто все так, как и должно быть. Они друг друга поняли – и это главное.

 

— Итан, ставь чайник, тут герой нашего нетфликса вкусняхи принес! — сказал Томас и только это привело пару стоящих в реальность. Теперь обоим оставалось лишь ждать и одновременно бояться момента, когда они останутся наедине.

    `
  • Konesil

    Еще никто не написал комментий, будьте первым!

Пару слов от автора

  • Konesil

    Автор устал и пьет чай с печеньками

© copyright All rights reserved by FanfCLUB 2021