Konesil Последнее обновление:18 августа 2021 г. 15:15
  • Романы,
  • Рейтинг: PG-13
  • Måneskin,
  • Направленность: Гет
  • Размер: 1728 (слов)
  • Зевершен

Эта история началась с моего дня рождения. Хотя нет… Намного раньше, но развиваться начала именно тогда. Мне исполнилось восемь лет и на праздник в подарок я получила гитару. Ничего необычного? Вы бы знали чего мне это стоило.

 

Начнем по порядку.

 

В один вечер, кажется тогда был Сочельник, мы с мамой смотрели музыкальные представления по телевизору. Атмосфера была праздничная, но мы особо не отмечали это. Жили мы скромно, да и веселиться вдвоем было скучно. Я сидела на полу и играла в куклы, а мама наблюдала за артистами сидя на диване и что-то под нос комментировала. Я лишь изредка поглядывала на телевизор.

 

— Какая срамота! А одеты они во что! — такое громкое возмущение мамы не могло меня не заинтересовать и поэтому я быстро подняла глаза на экран. Моя мама была человеком довольно со странными вкусами. О нет, она просто любила классику, античность и старость, а я терпеть не могла это не модное старьё Из-за этого у меня возникали некие проблемы. Одногодки смеялись над раритетной одеждой прошлых столетий, в которую всякий раз мама пыталась меня одеть. Поэтому я редко гуляла в компаниях и круг общения сблизился к минимуму. С годами ничего в этом не изменилось, как и раньше там остался Томас. Пожалуй, я больше всего благодарна ей за это. Различать настоящих друзей от фальшивых важно всегда, но чувства… Это я ей не прощу.

 

С тех пор меня учили быть леди. Маленькой, милой, нежной и беззащитной, что сказалось на мне в будущем, но сейчас не об этом. Мама была строга и всегда придерживалась своих правил, а решения не меняла. У нас в разговорах было запрещены многие темы, которые я даже и не начинала, просто знала, что «нельзя», но почему нельзя, никогда не пыталась узнать. Она формировала мой характер сама, тогда я этого не понимала, а сейчас… Злиться не на что было. Наверное, хватит жаловаться на плохое детство и вернуться к теме.

 

Когда я перевела взгляд, то увидела группу парней одетых в косухи, тогда я ещё не знала, как называются такие куртки, и другие черные вещи. Это всё мне показалось удивительным, нежели отталкивающим. Мама пыталась быстрее переключить, она всегда так делала, когда показывали то, что мне ещё рано смотреть, но я уверена, включив подобную передачу сейчас, она бы сделала тоже самое. Забота? Не знаю, да оно и не важно.

 

Если начать говорить на эту тему, можно вновь забыть про предшествующую. Итак, в тот момент, кажется, батарейки решили закончить свою работу или кнопка не попадала по контактам, а может, просто это должно было случиться. Я смотрела на этих татуированных мужчин и поражалась, какими могут быть люди. Открытыми и свободными. Они играли на гитарах, таких мне казалось, необычных. Звук был другой, но не становился из-за этого хуже. Я смотрела на это словно заворожённая, а мама не замечала, но она была сосредоточена на том, чтобы я это не видела. В тот вечер мама больше ничего не говорила про них, потому что с пультом разобраться не удалось. Выдернув шнур от телевизора из розетки, она взяла меня на руки и быстро отнесла спать, я так и не поняла, что произошло, но спрашивать боялась.

 

Может быть я и забыла бы об этом случае, если бы у меня происходило тогда что-то более интересное, а из интересного ничего не было. Я долго думала на эту тему, а потом решила, что хочу так же, играть на инструменте, как они. Перебирая несколько струн между пальцами рождается невероятная мелодия. Это желание с каждым разом всё увеличивалось и противиться я не могла, в один из дней, пришлось обо всем рассказать маме. Но как обо всем… Про желание играть на гитаре конечно, не больше. Она почему-то разозлилась услышав такую просьбу и решила закрыть тему, говоря своим строгим и непоколебимым голосом, но у меня были её гены, в том числе и эта упрямость, что помогла нам добиваться многого. Наверное, все дети настырные, но раньше мне не приходилось этим пользоваться, а теперь я говорила про музыку каждый день. Это было необычно в столь малом возрасте говорить не об игрушках, поэтому маму все больше это раздражало.

 

Но терпения у неё было хоть отбавляй, поэтому желанный инструмент я получила на день рождение. Я имею в виду, что времени между этими двумя событиями прошло довольно много. Моему счастью не было предела. Я представляла себе, как играю на сцене, а на меня смотрят с восхищением зрители. Только все мои мечты разбились об навыки игры, которыми я не обладала. Было обидно от того, что я не учла это, но я старалась этого не показывать, а вот мама подумала об этом. И в то время, когда все мои ровесники читали сказки, я читала книгу по игре на гитаре. Пытаясь повторить изображённое на рисунке, сама того не понимая, выучила ноты. Было невероятно сложно учиться самой, ведь мама не умела, а денег на репетитора не было, но мучения прекратились, как только я научилась играть некоторые песни. Из-за вечной ходьбы с гитарой, в школе меня решили принять в оркестр. Там я чувствовала себя точно не в своей тарелке, как и ещё один мальчик — Томас. Именно поэтому мы с ним стали дружить и общаться. Девочек играющих на музыкальных инструментах больше не было, поэтому остальные мальчики, кроме одного, и это был не Томас, позже я узнаю в этом человеке будущего солиста, дразнили меня, но мне было не привыкать. Томас пытался защитить меня и оберечь, но именно в то время я переставала быть той хрупкой и ранимой девочкой, а превращалась в сильную и уверенную в себе.

 

Вспоминать это одно удовольствие, сразу возникает улыбка.

 

Один момент, я помню, словно он был вчера и, уже не забуду, ведь это в нашей истории:

 

***

 

На одной из репетиции мы с Томасом стояли возле окна, подальше от остальных участников коллектива и обсуждали вещь, которая в будущем многое изменит. Даже, можно сказать, в мировых масштабах. Это было спустя несколько лет моего появления тут. С Томасом мы были лучшими друзьями и несмотря на играющие у подростков гормоны о чем-то большем и речи не шло. Видимо, отбрасывать отношения на задний план шло уже оттуда. Тогда я играла на басс-гитаре и, хоть и не была тем, про одежду которого мама говорила: «Срамота!», уже больше походила на свой характер, нежели тот, что мне приписывали с детства. И я была горда собой. Мои навыки стали оценивать, а не смеяться над этим.

 

Мы разговаривали с Томасом, как вдруг я случайно перевела взгляд на парня, который смотрел на нас. Кажется, он пел с нами в одном коллективе и его лицо показалось довольно знакомым, несмотря на то, что здесь училось много людей. Я замечала взгляд не в первый раз, что становилось странным и смущающим, поэтому в этот раз не выдержала. Томас мне что-то говорил, но я ничего не сказав и даже не дослушав, отошла от него, направляясь в сторону того парня, что уже перевел взгляд и делал вид, будто вовсе не замечает меня, но при этом не избегал.

 

— Что ты на нас вечно глазеешь? — спросила я, близко подойдя к брюнету, что был довольно выше моего роста.

 

— А? — самый глупый ответ — притворится, что ты не понимаешь о чем речь. — Я не… — посмотрев прямо ему в глаза, он не мог врать. Удивительная, пожалуй способность. — Я слышал вы с Томасом создаёте музыкальную группу, — я кивнула, сложив руки на груди и важно переступив с одной ноги на другую, выше подняла голову, — Хочу вступить в неё, в качестве вокалиста. — эта новость меня шокировала, я подняла брови и усмехнулась. Тогда в общении с незнакомыми я всегда была слишком дерзкая, но при этом не грубая, как мне казалось.

 

— Ты знаешь, я слышала, как ты поёшь, поэтому вынуждена отказать, — в то время я просто была не готова к таким переменам, видимо поэтому и отказала, но мой мозг решил иначе, заставив произнести следующую речь: — У нас рок-группа, а ты поёшь слишком… — у нас не было даже разговоров о том, что группа будет именно в этом стиле, но кажется, я неплохо тогда решила судьба свою и друзей.

 

— Ты просто меня не слышала! Я люблю рок и обещаю стараться, — тепло улыбнулся брюнет. Он стоял напротив того окна, где находились ранее мы с Томасом, из которого, к тому же, светило солнце прямо на его лицо. Почему-то он не отворачивался, ведь такой свет буквально ослеплял глаза. Оценивая его внешний вид, я не заметила, как сзади подошёл Томас:

 

— А я согласен! Пусть будет с нами, — я возмущённо посмотрела на друга, а тот на ухо мне прошептал: — Всё равно другого варианта нет, — затем, громче, чтобы друг тоже слышал, продолжил: — Тем более я знаю Дамиано, хороший парень, узнаешь его получше и он тебе обязательно понравится, — последнее слово эхом сейчас проносится в моей голове. Томас был прав. Но тогда я была зла на него, не зная по какой причине.

 

 Мы втроём ушли из школьного оркестра и стали придумывать песни у меня дома, мама была часто на работе в то время, поэтому проблем не возникало.

 

После, наша группа достигла нового уровня, мы стали выступать на улице. Ох уж это было забавно. И так по-детски. Дамиано со временем и правда мне казался неплохим, но я видела его отношение ко мне, оно было таким трепетным, поэтому я боялась. Я много читала книг и подобный персонаж, как Давид мне был знаком. Он казался тем, кто может испортить ту неженку во мне, я знала, что несмотря на измененный характер, влюбившись — я пропаду. А если потом он разобьёт мне сердце, то все закончится, даже не начавшись. Из-за этого я старалась держаться подальше от него, исключить общение я не могла, как и отключить чувства, поэтому просто сконцентрировалась на развитии группы. Это получилось.

 

Но в какой-то момент я начинала чувствовать что-то к нему, до момента, когда умерла мама и я погрузилась в депрессию, начались панические атаки, ребята мне очень помогали, а я на это ответила тем, что начала встречаться с одноклассником. Не знаю почему и как уже не помню, да и вспоминать не хочу, ведь любви я так и не почувствовала.

 

***

 

Вот так началась эта история. Вспомнила я все это не случайно. Сейчас мы сидим после очередного рабочего дня на диване и болтаем о жизни. За это время многое изменилось, сейчас наша группа пополнилась барабанщиком, не говоря о том, что стала победителем на международном конкурсе. Многое изменилось, к примеру то, что я поняла о чувствах к Дамиано…

 

— А какой у вас была первая любовь? — спросил Итан, отпив пива, все мгновенно напряглись, вопрос озадачил абсолютно всех.

    `
  • Konesil

    Еще никто не написал комментий, будьте первым!

Пару слов от автора

  • Konesil

    Автор устал и пьет чай с печеньками

© copyright All rights reserved by FanfCLUB 2021