Konesil Последнее обновление:24 октября 2021 г. 12:58
  • Романы,
  • Рейтинг: PG-13
  • Måneskin,
  • Направленность: Гет
  • Размер: 2491 (слов)
  • Зевершен

 

Интервью перед толпой зрителей – это всегда сложно. Но особенно сложно, когда перед этим интервью было гигантское количество алкоголя. 

Никто не предупреждал, что сегодня после концерта у них что-то состоится, и не мудрено, что после великолепно выполненной работы, Дамиано решит выпить. 

Контроль был сразу потерян: парень бесился, громко напевал песни и флиртовал с Вик, которая решила сегодня воздержаться от алкоголя, что не скажешь про её второго друга – Томаса. 

Они вместе с Давидом ходили по залу ресторана, крепко обнявшись, и вытворяли какие-то глупости. Официанта, который принёс им очередную выпивку, они закружили в танце. 

Итан всегда был для группы своеобразной "мамочкой". И, когда уже конкретно стало надоедать развязное поведение друзей – он решил вмешаться. 

Громкие вопли Дамиано и невнятность Томаса лишь усложняли действия Итана. Вик, которую до ужаса раздражала вся ситуация, сидела в сторонке. Она лишь нахмурилась, посмотрев на экран смартфона, на котором высветилось новое сообщение: 

«Виктория, бери мальчиков, вызывай такси, и езжайте по этому адресу "**". У вас интервью через 30 минут. Я буду ждать вас на месте». Девушка оглядела ребят, и, убедившись, что они точно не смогут как-либо отвечать на вопросы, сказала менеджеру, что они не приедут. 

Ответ не заставил себя долго ждать, и буквально через минуту, Фабрицио напечатал, что отказаться они не могут. 

Вот она – обратная сторона популярности. Абсолютная власть над тобой и твоими действиями. Невозможность отказа и готовность хоть среди ночи поехать на концерт или в тур. Изматывающая действительность под обёрткой беззаботности. 

— Итан, — Виктория оглядела весь зал, останавливаясь на барабанщике. Девушка вздохнула и начала — Иди сюда, нам нужно поговорить. 

Дамиано за секунду успокоился. Что-то поразмышлял у себя в голове, потом поднял голову на Торкио, нахмурил брови и вырвался из его рук. 

— Ты! Да как ты смеешь с ней?! С моей Вик?! Да как ты мог?! — Давид посмотрел на него, словно тот сделал "такое", что невозможно было и смотреть на него, не то что простить. Неизвестно, что он нафантазировал у себя в голове, но какой-то сюжет не давал ему покоя, — Даже если и так, блядь, я её не отдам, слышишь? Не отдам, — он слёзно стал вверять другу, что будет сражаться. Они устроют турнир: выиграет лишь сильнейший, а проигравший падёт. Вскоре всё его внимание сконцентрировалось на Томасе и плане дальнейших событий. 

Итан подошёл к столику, извиняясь взглядом, на что Вик лишь махнула рукой, произнося, что всё нормально, и на пьяную голову такое случается часто. 

— Да, в общем, Ит. Проблема в том, что нам через... — девушка наклонилась, смотря на наручные часы. — Через двадцать шесть минут нужно быть на интервью у какой-то известной редакции. 

— Что?! Но ведь... — Итан вскочил из-за стола, ударяясь коленками, быстро заморгал, как всегда делал в ситуациях особой важности, и только начал, как Де Анджелис перебила его: 

— Нет, мы не можем отказаться, и быть должны всем составом. Фабрицио сказал, что это обязательно. Честно, я не знаю, что делать. 

— Блядь, — послышалось недалеко от барной стойки, где Дамиано, нацепив на голову неизвестно откуда появившуюся тарелку, взяв багет и скорчив рожицу для "невероятных" событий, поскользнулся, ухватив за собой Томаса с бутылкой дорогого шампанского, которое, к сожалению, разбилось под натиском двух тел. 

— Мы за всё заплатим! — выкрикнула Вик, вставая с места и направляясь за этими двумя, чтобы забрать их и отправиться поскорее на выход. 

_

— Дамиано, блядь, если ты сейчас же не успокоишься, то на обратной дороге поедешь один! — девушка бесилась пуще прежнего, да, давно её так никто не выводил. 

Дамиано лежал головой у неё на коленях, возмущался о чём-то, при этом активно жестикулируя. 

— Не кричи на меня, во-первых я рассержен, что мы так рано уехали из ресторана, а, во-вторых, ты флиртовала с Итаном, что мне, как твоему... 

— Заткнись, — прошипела Вик через зубы, намекая о посторонних в такси. Да, конечно, возможно, этот таксист и понятия не имеет кого везёт, но рисковать всё равно не хотелось. 

— Вик... 

— Да. 

— Ты не злись, но меня сейчас стошнит. 

— Дами, боже. Остановите, пожалуйста, ненадолго, — обращаясь уже к таксисту, заговорила Де Анджелис. 

Простояв у обочины несколько минут, теряя драгоценное время, вся группа ждала пока Дамиано, которого ругала Виктория, сможет опустошить свой желудок. Уже залезая обратно в машину, Итан сообщил девушке, что у них осталось чуть больше пятнадцати минут на что она, грозно зыркнув на парней рядом с собой, попросила водителя ехать быстрее, обещая двойную плату. 

_

— Ну наконец-то! Боже, что это с ними? — Фабрицио уже встречал их возле входа на открытую площадку, где отовсюду радовался громкий гул людей. 

— Я же предупреждала, — Виктория расплатилась с водителем обещанной суммой, на что тот, погладив свои длинные усы и улыбнувшись, пожелал удачи. 

— Ну, ничего-ничего, сейчас я позову гримёров, и они будут, как огурчики, — Феррагуццо хлопнул в ладоши, подзывая толпу каких-то ребят. 

— Чувствую, что всё будет ужасно, — произнёс до этого молчавший Итан, смотря на парней, что стояли в стороне и, тыча в телефон, громко смеялись. 

— Будем надеяться, что в этот раз ты ошибаешься, — девушка развернулась и пошла к менеджеру, который махал ей рукой и что-то громко говорил, пытаясь перекричать толпу. 

_

Спустя какое-то время, ужасно опоздав, что даже невозможно было считать это приличным, группа всем коллективом явилась на "блиц-вопросник", иначе это назвать нельзя. Смешались всё: и журналисты, которые неутомимо тыкали своими камерами, и просто фанаты, которые хотели узнать ещё больше подробностей. 

Дамиано с Томасом большую часть времени сидели молча, оперев рукой подбородок и изумительно отыгрывая свои роли "больных". Вик с Итаном блестяще брали весь удар на себя, переадресовывая все вопросы друг на друга. 

Вначале, как и в любом другом интервью – шли банальные, невыносимо надоевшие всем и каждому вопросы. Скуку развеяли поклонники, которым, как оказалось, тоже можно было задавать вопросы. 

— Томас, у тебя есть девушка? — вопрос задала девочка лет тринадцати, с безудержной улыбкой, из которой проглядывали брекеты, и веснушками на милых щёчках. Эта девчушка что-то напоминала Вик, и она не смогла сдержать улыбку. 

— Томас? — вопрос повторился, и весь зал устремил свой взор на парня, который, по-видимому, уснул. Итан, сидевший рядом, ударил его по ноге. 

— А, да, простите. У меня, просто, болова голит... Простите! Голова болит, — парень вскочил, и тут же смутившись от громкого смеха толпы, попросил повторить вопрос, после чего ответил утвердительным «нет» и вновь опустился на кресло. 

Дальше посыпались вопросы касательно музыкальной деятельности, отвлекаясь на моменты сексуальности и нижнего белья, но всё было вполне мирно, пока один вопрос не разделил всё на "от" и "до". 

— Дамиано, вопрос к Вам. В одном из своих интервью Вы говорили, что Марлена – это реальный человек. Если не секрет, кто она? — уже непонятно, кто задал вопрос. Очередной журналист или просто фанат из зала, но он напугал группу. Лишь изрядно пьяный Дамиано не побоялся вопроса, взяв микрофон в руки и, не обращая внимания на ребят, которые смотрели на него с вопиющим страхом, начал: — Марлена? Она моя дочь, — зал замер в шоке, а Дамиано продолжил. — Ей три, она вот такого роста, у неё голубые глаза и... 

— Простите, моему другу голову напекло в нашей солнечной столице, с кем не бывает, — Итан, как всегда вовремя подскочивший, закрыл Дамиано рот рукой, а Давид, явно затаивший обиду ещё с ресторана, решил отыграться. Вокалист укусил Торкио за палец, отодвигая его от себя, и ещё сильнее взорвался, вваливая на зрителей всё больше подробностей. 

— Знаете, я так ужасно рад, что моя девочка больше пошла в маму, у неё такие нереально-голубые глаза... — парень не успел и закончить, как журналист, оклемавшийся от шока, опять начал свой "допрос". 

— Голубые? Но ведь у Джорджии карие. 

И тут Дамиано недоумевающе завис, оглядел весь зал, останавливаясь взглядом на Вик, которая прикрылась листовками фотографий их альбома, предназначавшихся для раздачи автографов, и обворожительно улыбнулся. Парень потянул микрофон на себя, буквально ложась на стол и шёпотом, словно пытался сделать так, чтобы его не услышали, произнёс: 

— У нас с Викторией просто чертовски прекрасная дочь. И я до жути доволен тем, что смог посодействовать в создании такого идеального человека, и что в жилах Марлены течёт моя кровь, — парень закончил, откинувшись на спинку. А зал запищал, отовсюду стали доноситься поздравления и выкрики "Я так и знала!" 

Де Анджелис ринулась с места, направляясь быстрым шагом к выходу. Через секунду за ней пошёл и Итан, держав за руку пьяного Томаса. 

Один Давид не собирался никуда, он ещё раз прошёлся взглядом по зрителем, вновь потянулся к микрофону, на что многочисленная публика со вздохом затихла. 

— Привет, принцесса, это я. Папа и мама тебя очень любят, милая, — он закончил, а фанаты и просто собравшиеся люди умилялись и наблюдали, как их идеализированный кумир уходит, значительно качаясь и смеясь. 

_

Как говорил один умный человек: «Рано или поздно всякая ложь раскроется». Мы все должны придерживаться определённой тайны, чтобы можно было нормально сосуществовать с другими, должны адаптироваться под тайны других, чтобы можно было защитить свои. 

Нет людей без тайн и скелетов в шкафу, просто некоторые являются лишь макетом, а некоторые – отвратительной действительностью. 

— Боже, какой же он ёбанный эгоист! Я просто...я. Агх, как же я его ненавижу сейчас, — Виктория не находила себе место. Этот идиот за пару минут разрушил тайну, которую они оберегали несколько лет. — Он...Он! Я, боже, какой же он урод! 

Итан с Томасом сидели рядом, наблюдая за тем, как Де Анджелис ходит кругами по комнате, запутывая свои волосы. 

— Ви, спокойней. 

— Томас, — прошипела девушка сквозь зубы. — Вы – два абсолютных долбоёба. Не тебе мне говорить успокоиться! 

Прошло ещё пару минут, прежде чем она смогла сделать выдох и громко приземлиться на кровать. 

— Я поеду к Розе, заберу Мари. И да, позовите уже этого придурка, иначе он напугает всех соседей. 

Квартира Томаса, на которой они сейчас находились, была в непосредственной близости от дома матери Дамиано, где проводили время Марлена и Чили. 

Виктория, выходя из квартиры, посмотрела на Дамиано, который сидел рядом с дверью, не решаясь зайти внутрь. 

— Вик? Ты... ты куда? 

План был таков: забрать ребёнок и собаку и позвонить Итану, чтобы тот вызвал такси Давиду. 

— Дами, зайди домой, там мальчики помогут тебе хоть немного прийти в себя, хорошо? — девушка села на корточки, смотря ему в лицо. Иногда он был просто ужасным мудаком, иногда Вик его ненавидела настолько, что готова была в момент разорвать все связи и уехать за горизонт, но, только посмотрев ему в глаза, глыба ненависти таяла, оставляя за собой лужу нежности и безумной любви. 

— Можно я пойду с тобой? 

— Нет, милый, ты сам поедешь домой. Итан вызовет тебе такси. — Хорошо. 

* * *

Как они, блядь, к этому пришли? 

Кажется, это было так давно, словно в прошлой жизни, словно они до этого момента и не жили вовсе. 

Всё казалось таким нереальным, таким необузданным и неправильным, что при воспоминаниях об этом мурашки по коже так и норовят сыграть свою роль. 

Так глупо и безнадёжно нелепо. 

— Вик?! Виктория, твою мать, ты слышишь меня?! — Дамиано тряс девушку за плечи, стараясь понять причину её ступора. 

— Дами... — она подняла глаза на него, чувствуя, как горячие слезы обжигают щёки и капают на пол. 

— Боже, Вик, что случилось? — ответа на вопрос он так и не дождался, девушка прижалась к нему, зарываясь в грудь лицом и ещё сильнее зарыдав. 

Так они и простояли, прижавшись друг к другу какое-то время, пока Вик не оторвала своё лицо и одними губами не произнесла: 

— Дами, у нас просто гигантская проблема. 

Ей было шестнадцать, когда она узнала об этом. Жуткий страх перед неизвестностью, возможное одиночество и просто непонимание со стороны дорогих ей людей – сбивали ей почву из-под ног. Хотелось зарыдать, уехать ото всех, забыться, но ещё больше хотелось прижаться к кому-нибудь, чувствовать родные руки на своей спине, слушать обещания о том, что они навсегда и навечно. 

Внутри неё бился вихрь, но в итоге она сдалась под натиском убедительности Дамиано. 

— Вик, если ты сейчас мне не объяснишь, то я клянусь тебе... 

— Я беременна, — Де Анджелис вновь уткнулась ему в футболку, оттягивая её вниз и боясь реакции парня. 

Он оторвался от неё, стал что-то обдумывать у себя в голове, но его состояние ещё сильнее подействовало на Вик, и она, ещё раз посмотрев ему в лицо, быстро ринулась в ванную, где тут же заперла дверь, скатываясь по ней спиной и чувствуя, как приближаться паническая атака, окутывая её в свои лапы и забирая последние силы, чтобы бороться. 

Остальное Виктория помнит из рассказов Дамиано и обрывков собственных воспоминаний. 

— Вик, всё хорошо, слышишь? Мы справимся со всем, я обещаю тебе это, ты веришь мне? Милая, я клянусь тебе, — они сидели, прижавшись лбами, и Давид, смеясь через слезы и зажав девушку в своих объятьях, обещал, что у них будет прекрасная семья. 

* * *

Из воспоминаний Де Анджелис вырвал стук в дверь. 

На пороге, как и предполагалось, был Дамиано. Он стоял, оперевшись плечом в стену, и выглядел беззаботно и весело. 

— Надо же, кто пришёл, мы и не ожидали, — Вик скрестила руки на груди и, когда парень стал норовил упасть, поддалась вперёд и схватила его за ладонь. — Не ожидали, но очень рады. 

— Папа!!! — пронеслась девочка с громким криком, Дамиано ещё сильнее заулыбался и раскинул руки, подхватывая ребёнка. 

Давид зарылся носом в волосы дочери, только сильнее прижимая её к себе. 

— Я так скучал, принцесса. 

— Я тоже, ой, ты не повелишь, мы с бабушкой встлетили настоящую панду. 

— Правда? Где это? 

— В зоопалке! Сходим туда, а? Мам, ну сходим? 

— Конечно, милая. Обязательно сходим, но для начала я пойду уложу папу спать, — Виктория погладила дочь по голове и взяла парня за торс, перекидывая его руку себе на шею. — Солнце, бери Чили и бегом чистить зубки. Я приду через десять минут, хорошо? 

— Холосо, мам. 

_

— Вик... 

— Да. 

— Прости меня. 

— За что? 

— За Марлену, мне, правда, не стоило... 

— Дами, всё хорошо, я уже не злюсь на тебя, — Де Анджелис чмокнула его в лоб и направилась к двери. 

— Я люблю тебя, — девушка остановилась, мило улыбнулась и ответила: 

— И я тебя, Дами. И я тебя люблю. 

На каждого человека есть доля ответственности. Как куски в пироге, кому-то, может достаться больше. Легко говорить, что кто-то несёт меньшую ответственность, а у кого-то гигантское бремя проблем. В реальности может всё оказаться иначе, та крошечная ответственность превращается в гигантскую, как айсберг, скрывавшийся от людских глаз до серьёзной катастрофы. А та непосильная ноша в миг становится напускно. 

Нужно лишь понять к кому типу относишься ты. Нужно развеять туман, не боясь последствий. 

Не нужно быть тем самым "особенным", чтобы не зависить от мнений других. 

_

— Ну, мам, ну, пап. Ну вставайте, нам ещё в зоопалк идти. 

— Агх, это она в тебя такая, Дам, — сказала Виктория, ещё сильнее закутываясь в одеяло. 

— Соглашусь. Марли, дай нам с мамой ещё пару минут. 

— Неее, вы сейчас вообсе заснёте, — девочка надула губы и нахмурила бровки, продолжая ворошить родителей. 

— Ах, ну раз так, то иди сюда, — Давид схватил ребёнка, начиная её щекотать, девочка звонко засмеялась, вызывая улыбку у родителей. 

— Так нетесно, пап. Мам, спаси меня!! 

Виктория засмеялась вместе с ней, и комната заполнилась пьянящим счастьем, что сводило с ума. 

Но все мы знаем, что счастье любит тишину.

    `
  • Konesil

    Еще никто не написал комментий, будьте первым!

Пару слов от автора

  • Konesil

    Автор - DwarfK

© copyright All rights reserved by FanfCLUB 2021